КОМАНДА СОДРУЖЕСТВА
Семейный консультант и нарративный практик, ведущая тренинговых программ (Москва)
Психолог, нарративный практик, консультант центра "Ресурс ЛГБТКИА Москва" и фонда "Русь сидящая". Работа с сообществами (Москва)
Психолог, нарративный терапевт и ведущая групп по движению (Москва)
Психолог, семейный терапевт, нарративный практик, специалист по социальной работе с семьей (Москва)
Кандидатка психологических наук, доцентка факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова, преподавательница гендерной психологии (Москва)
Психолог, нарративный практик, сотрудница телефона доверия и ведущая групп поддержки (Санкт-Петербург)
Психолог, нарративный практик, семейный терапевт, преподаватель (Москва)
«С нарративной практикой я познакомилась в 2007 году, благодаря книге » Конструирование иных реальностей». Их идеи и техники задавания вопросов меня очень увлекли, и интерес к поструктуралистким подходам сохраняется по сей день. Так как я много работала с подростками в трудной жизненной ситуации и специалистами, которые им, подросткам, помогают, то принципы уважительного неэкспертного отношения сразу дали всходы. До этого я долго изучала гештальт-подход, занималась семейной терапией и арттерапией, что не могло не сказаться на моей практике, я люблю экспериментировать с техниками, стараюсь интегрировать в работу то, что кажется мне близким, созвучным моим личным ценностям. Сейчас я занимаюсь семейным консультированием, работаю с детьми, а тут не обойтись одним разговорным жанром, поэтому игрушки и фломастеры, пластилин и набор волшебных палочек всегда под рукой»
«Я закончила Южно-Уральский государственный университет (факультет психологии, 2005). Начинала работать в профессии как школьный психолог и тяготела в то время к системному подходу, особенно в версии М.Эриксона, училась этому. Затем случился довольно резкий жизненный поворот, и с конца 2006 году я стала работать в Санкт-Петербургской благотворительной организации «Перспективы» — в психоневрологическом интернате, помогая взрослым с тяжелыми множественными нарушениями. Там я проработала шесть лет, побывав координатором нескольких программ, специальным психологом и педагогом. Параллельно в это время я училась работе на телефоне доверия и несколько месяцев работала там, на небольшой занятости. С тех пор это стало, наверно, частью профессиональной идентичности — я была сотрудницей нескольких телефонов доверия Петербурга, и продолжаю работать на одном из них и по-прежнему эту работу люблю — как очень доступную и низкопороговую возможность помощи.

Примерно пять лет назад произошел еще один серьезный поворот — я стала работать преимущественно в формате частной практики и почти одновременно с этим или немного раньше — знакомиться с нарративным подходом. Это было очень впечатляющее открытие, и я благодарна людям, благодаря которым оно произошло. Сходу приходят имена Ольги Герасименко, Дарьи Кутузовой, Вячеслава Москвичева (и многих и многих еще, конечно). Я училась работе в нарративном подходе у разных специалистов и специалисток, особенно важными темами для меня были области работы с тем, что принято называть травмой, с поиском ответов на последствия насилия.

Также мне интересна ОРКТ (ориентированная на решение краткосрочная терапия, как один из современных конструкционистских подходов), и ей я тоже училась. Сейчас, пожалуй, я достаточно довольна тем, как знания разных подходов интегрируются в моей работе, но ценностно для меня важно опираться на принципы нарративного подхода.

Не так давно моя деятельность как помогающей специалистки расширилась. Третий год, помимо консультирования в формате частной практики, я веду группы поддержки для родителей (НКО Новые горизонты), а совсем недавно, год назад, стала ведущей интервизионных групп равных консультантов для трансгендерных людей — это направление для меня еще новое, и я очень дорожу доверием обратившегося ко мне Т-сообщества.

Для меня очень важна (я уверена, она важна и для качества моей работы) связь с сообществом ценностно близких мне помогающих практиков, поэтому я стараюсь, насколько могу, участвовать в объединяющих нас событиях — российских и европейских конференциях. Также я — одна из организаторов нарративных конференций в Санкт-Петербурге (с 2016 года).

Мне хочется еще добавить к информации о себе тот факт, что я являюсь приемным родителем, хотя вроде бы он не имеет формального отношения к профессиональной биографии. Но мне важно, пожалуй, говорить об этом, так как тема приемного родительства и связанных с ней вещей до сих пор может рассматриваться в том числе в стигматизирующем ракурсе. А кроме того, становление приемным родителем сильно изменило меня как человека, возможно, не случись этого, я бы не стала нарративным практиком»
«Я работаю в своей частной практике с людьми индивидуально, реже консультирую пары и семьи с детьми. Также в течение нескольких лет я работала в психологической службе ВУЗа (НИУ ВШЭ), преимущественно со студентами, но также и родителями, преподавателями.

В работе я ориентируюсь на конструкционистские подходы: оркт, нарративную практику. Нарративный подход — это моя большая любовь, этически и эстетически он мне наиболее близок. Вторая важная тема в моей профессиональной жизни — телесность, движение и танец. Я практикую двигательные подходы сама, веду группы, пытаюсь соотносить эти мировоззрения и методы.


Мне нравится думать, что самые безобидные и невинные на первый взгляд вещи — встречи людей за чашкой чая и собранные воедино воспоминания о подобных встречах; тела, которые на какое-то время перестают измеряться линейкой и начинают жить в трёх и более измерениях; внимательность к словам, которые крадут у людей силы или противопоставляют одних людей другим — все эти малозаметные в общем-то события могут быть в каком-то смысле очень радикальны.

Вероятно, возможность участвовать в создании «КРАЯ» совпала с моим назревающим желанием работать не только в пространстве частной беседы — но и делать что-то для более видимых социальных изменений. Мне бы хотелось, чтобы это был проект не столько про терапию, сколько про мировоззренческую позицию, в которой люди из разных контекстов могли бы находить что-то созвучное»

«Я преподаю на факультете психологии МГУ (имени М.В.Ломоносова стала я добавлять в последнее время, а то получается такой университетоцентризм, типа «дефолтсити»:) ). Читаю лекции про то, как на нас влияют культура, гендер и дискурсы. Последние два года еще и курс про нарративную психологию. Преподавание мне нравится и привычно настолько, что и встречи с клиентами у меня по полтора часа:)

Моё знакомство с нарративной практикой началось в 2009 году. Эта встреча не была случайной – я давно читала рассказы о ней у Дарьи Кутузовой и первый вводный курс прошла у нее. Но к моменту, когда я решилась пойти учиться, я вроде как уже не искала встречи с психологическим консультированием, потому что мне казалось, что конструкционистские и феминистские идеи плохо встраиваются в контекст индивидуальной психологической работы. Но встреча с нарративной практикой помогла обнаружить, что это не так! Все не просто стыкуется, а лежит в основе и это для меня про то, что самые смелые мечты могут сбываться Потом я захотела больше и пошла учиться на длительную программу к Екатерине Дайчик и Екатерине Жорняк. И эта программа была для меня не только про знания и умения, но и про сообщество, которое выстраивалось в ходе обучения. И, пожалуй, этот свой опыт для меня важно вложить в нашу новую учебную программу.

Как нарративный практик я чаще всего работаю индивидуально или с парами. У меня мало опыта работы с сообществами, поэтому для меня важно быть частью нашей команды — хочу поучиться такой работе! Я долго прорастала в консультирование и последние года три чувствую свою укорененность и в то же время мне есть куда расти»


«Я встретился с нарративной практикой в процессе обучения семейной терапии в 2005 году, и сразу понял, что эта встреча – начало долгого совместного пути. Было ощущение, что это именно тот подход, который я и искал: уважение к человеку, отказ от нормирования и патологизации, внимание к широкому социальному и культурному контексту проблем, вопросам власти и социальной справедливости, — то, чего мне не хватало в других подходах.

Так получилось, что большая часть мой профессиональной, и не только, жизни, связана с помощью людям в кризисных ситуация: волонтерство в детских домах, десять лет работы в приюте для детей, оставшихся без родительской заботы. На момент знакомства с нарративной практикой я работал в социальной службе Центра «Перекресток» МГППУ, помогавшей семьям подростков в кризисных ситуациях. Многие из родителей и подростков скептически относились к предложению помощи, ожидая от сотрудников разных служб и ведомств, скорее, новых проблем, оценок, нравоучений и требований. Часто эти семьи, родителей и подростков называли «немотивированными» клиентами. Нарративная практика помогала открыть в таких ситуациях новые горизонты возможностей для налаживания сотрудничества и предложения той помощи, которая отвечала надеждам подростков и родителей.

Сейчас я, по большей части, занимаюсь частной практикой, работаю с семьями подростков, с супружескими парами, индивидуально, но продолжаю сотрудничество с рядом социальных служб, провожу для них супервизии.
А с 2011 года я начал преподавать нарративный подход, и не могу остановиться! Мне нравится знакомить людей с новыми возможностями психологической помощи, приглашать их посмотреть на трудности и проблемы людей с новой позиции, примерить «новые линзы» для взгляда на мир.


Ну и, конечно, интересней это делать в сообществе, вместе с теми людьми, которым доверяешь, и которых любишь! Поэтому мы с коллегами-единомышленниками создали нарративное содружество КРАЙ. Я уверен, что любая практика, а нарративная – в особенности, может оставаться живой, развиваться, только в диалоге с людьми, специалистами, вовлеченными в нарративную практику, и теми, кто ищет психологической помощи. Мы будем рады, если вас тоже увлекут возможности, открываемые нарративной практикой, если вам окажутся близки ценности, воплощаемые в ней.
Сейчас мы разработали программу, в которой воплощаются наши представления о нарративной практике, и формы преподавания находятся в согласии с содержанием. Мы будем рады увидеть вас в нашей программе, или в отдельных ее частях. Да, вы можете выбрать из нее те части, и те события, которые вам актуальны, сконструировать свой курс!


Буду рад встретить вас на нашей программе, или других нарративных событиях!»


«Меня зовут Данила, мне нравится работа психолога и нарративный подход. Нравится слушать и расспрашивать. Люблю рассказывать, общаться и предлагать разные обучающие активности. Есть вещи, которые мне не нравятся. Например, ситуации, когда социальные конструкты и предписания делают людей невидимыми и неслышными, или выставляют в негативном свете. Не люблю патологизацию и стигматизацию, когда принятые кем-то описания проблем отождествляют с людьми. Не люблю эксплуатацию одних людей ради укрепления привилегий других. В том числе, и при помощи патологизации.

Нарративный подход мне особенно нравится за то, что позволяет эти вещи делать видимыми. И в помогающей работе помогает не воспроизводить их, а создавать возможности восстановления и освобождения голосов людей. И я мечтаю, что нашем обществе нарративный подход будет привносить практики уважения к предпочтениям людей, различиям и многообразию. Чего, кажется, совсем не хватает пока.

Что еще рассказать? Я работаю как психолог-консультант 7 лет, а до этого был журналистом. 5 из них определяю свою практику через нарративный подход. Я учился ему у Кати Дайчик, Кати Жорняк, Славы Москвичева, Ксении Ильинской в Центре нарративной психологии и практики. И продолжал обучение на семинарах Дарьи Кутузовой, Хью Фокса, Марка Хейворда, Мэгги Кэрри, Джилл Фридман и других нарративных практиков. Ой, какой-то неймдроппинг получается, хотя для меня это скорее ремемберинг. Буду рад увидеться!»

«Каждый раз, когда рассказываю о нарративной практике, я чувствую на себе ответственность: эти знания могут перевернуть мир (мой так точно перевёрнут уже давно), и раззнать их довольно сложно. Моя ответственность в том, чтобы этот переворот произошёл не только безболезненно, но и дал опоры — в работе и в жизни вообще.

Я познакомился с нарративной практикой благодаря Филиппу Барскому (спасибо за ту лекцию, Филипп!), а учиться начал с подачи Андрея Пентина — у Славы Москвичёва. Это был шок и трепет! Неужели так можно? И как я мог работать иначе! Короче, очнулся я, когда переучился у всех, кого можно было в Москве. Потом туда добавились другие города, страны, континенты. Сейчас я могу сказать, что ближе всего мне та версия нарративной практики, которую несут Мэгги Кэри, Джилл Фридман и Хью Фокс. Они живут на разных континентах, но, удивительно!, несут схожую этику. Мне кажется (хочется верить), это роднит их и с нашим содружеством. Это этика, которая обращает внимание на несправедливость в мире — даже в ситуации индивидуальной терапии: люди в порядке! Устройство мира — не всегда. Моя надежда на наше объединение — в том, что удастся это хотя бы немного сдвинуть»